Заочное дистанционное
образование с получением
государственного диплома
Московского государственного
индустриального университета
(МГИУ) через Internet

 
  ГЛАВНАЯ    КОНТАКТЫ    КАРТА САЙТА  
 

римское право

Римское право

 

ВВЕДЕНИЕ

Из всего богатейшего наследия, оставленного Древним Римом новой Европе, самая счастливая судьба выпала римскому праву, ставшему основой для всей последующей европейской науки и прак­тики гражданского права. История римского пра­ва не без основания считается одной из интерес­нейших страниц всей истории античного мира. Она охватывает промежуток времени ни много ни мало в двенадцать столетий, и позволяет просле­дить становление права, начиная с первых ростков социальной жизни вплоть до самого заката «одрях­левшей цивилизации». История эта тем более интересна, что творил ее народ, наиболее одаренный с, так сказать, юридической точки зрения. Из всех старых и новых народов, пожалуй, только римля­не все величие своего национального гения про­явили не в искусстве или науке, а в тончайшей разработке существенных норм правоотношений, в строжайшем разделении того, что считать «хоро­шим и правильным», а что «дурным и кривым».

Как любое право вообще, римское право осно­вывалось на обычаях и законах, причем, если ве­рить римским историкам, писаные законы появи­лись уже при первых царях Ромуле и Нуме Помпилии. Современные ученые мало доверяют свиде­тельствам о законодательной деятельности римских царей, делая исключение лишь для свода законов некоего Папирия, содержаще­го или исключительно по­становления частного и уголовного права.

РИМСКОЕ ПРАВО

Римское право являлось эталоном правовой системы древности, но и по сей день оно остается лучшим образцом права.

Римское право пережило ту рабовладельческую государственность (Западную Римскую империю), на базе которой оно исторически сложилось и достигло наивысшего расцвета. По­этому периодизация истории римского права, несмотря на ее тесней­шую связь с важными событиями в политической жизни, не может быть сведена к периодизации Римского государства. В обширной литературе по римскому праву имеются различные варианты вы­деления главных и более дробных этапов его развития. Наиболее общей и удобной представляется следующая периодизация истории римского права.

1. Древнейший период (VI — середина III вв. до н.э.). Римское право этого периода характеризуется еще полисной замкнутостью, архаичностью, неразвитостью и сакральным характером основных институтов.

2. Классический период (середина III в. до н.э. — конец III в. н.э.). Именно в течение данного периода римское право посте­пенно освобождается от остатков патриархальности и религиозно­сти и превращается в светскую юридическую систему, характери­зующуюся высшей ступенью разработанности не только рабовла­дельческих, но и иных универсальных человеческих отношений. Совершенство этой правовой системы находит свое выражение и в юриспруденции, давшей миру образцы глубокого правового ана­лиза и филигранной юридической техники,

3. Постклассический период (IV—VI вв.). В это время в связи с
разложением рабовладельческого общества и государственности
римское право практически перестает развиваться, несет на себе
печать общего экономического и политического кризиса. Измене­ния в римском праве данного периода связаны главным образом с его систематизацией и постепенным приспособлением к форми­рующимся новым феодальным отношениям, что происходит, одна­ко, уже в восточной части Римской империи (Византии).

Для более глубокого изучения истории римского права, а так­же для специальных научных целей разработаны и более детали­зированные схемы периодизации. Так, многие ученые вслед за ар­хаическим периодом выделяют в качестве особого этапа истории римского права предклассический период (III — I  вв. до н.э.).  [4, c. 255-257]

Развитие источников права

Источники права древнейшего периода. Закон XII таблиц.

Огромную роль в фор­мировании римской правовой традиции в архаический период иг­рали жрецы. Особенно выделялась среди них коллегия понтифи­ков, которая присвоила себе привилегию формирования и толко­вания норм права. Понтифики были по сути дела первыми рим­скими юристами. Право в архаический период сохраняло во многом сакраль­ный характер, совершение юридических актов требовало выпол­нения религиозного ритуала: жертвоприношения, клятвы и т.д.

Древнейшим источником права в Риме были правовые обы­чаи (mores majorum). Согласно римской исторической традиции, другим источником права являлось законодательство римских ца­рей (leges regiae). С борьбой плебеев и патрициев связывается принятие (около 450 года до н.э.) первых писаных римских законов — Законов XII таблиц. Согласно традиционной версии, для их составления была создана первоначальная комиссия из 10 патрициев (децимвиры), подготовившая законы на десяти таблицах, текст которых не удовлетворил плебейское население Рима. В результате острого поли­тического конфликта была создана новая комиссия децемвиров, со­стоявшая как из патрициев, так и из плебеев, дополнившая пер­воначальный текст еще двумя таблицами.

В самом тексте Законов нет положений, свидетельствующих непосредственно об уравнении в правах патрициев и плебеев. Но очевидно, что Законы стали основой общего для патрициев и плебеев единого квиритского, или цивильного, права (jus civile), предназначенного исклю­чительно для римских граждан. Принятие Законов XII таблиц означа­ло ослабление былых позиций понтификов, которые сохраняли за собой право хранить и толковать неписаные обычаи и законы, вы­рабатывать формы судебных исков и злоупотребляли этим пра­вом.

В своем первоначальном виде Законы XII таблиц не сохрани­лись (погибли в 390 году до н.э. при нашествии галлов), и их содер­жание реконструировалось (в XVI—XVII вв.) на основе фрагмен­тов из сочинений более поздних римских авторов. По своей сути Законы XII таблиц представляли обработку и консолидацию обычного права Рима. Известное влияние на них оказало греческое право южно-италийских полисов. Но были вклю­чены и отдельные новые положения, отступавшие от норм обыч­ного права (например, система штрафов была отходом от древнего принципа талиона). Законы XII таблиц отражали еще сравнительно низкий уро­вень развития римского общества и правовой техники. Они были изложены в виде кратких повелительных суждений и запретов, некоторые из которых несли на себе печать религиозных ритуалов. Несмотря на свои недостатки, они достаточно точно отразили коренные потребности римского архаического периода, а поэтому в течение многих веков пользовались в Риме огромным авторите­том, рассматривались, по словам Тита Ливия, как "источник всего публичного и частного права".

В древнейший период правовую силу имели также решения сената (сенатус-консульты), а в исключительных случаях и поста­новления магистратов. Толкование законов, как и цивильного права, вообще, а также составление судебного календаря и исковых требований вплоть до конца IV века оставались привилегией понтификов, всячески охранявших свою монополию на судебные тайны. Окончательному освобождению права от религиозной оболочки, подрыву позиций жречества и началу светской юриспруденции способствовали хи­щения и предание гласности в 302 году до н.э. писцом Клавдием Флавием судебного календаря, формы исков и записей и толкова­ний норм и обычаев, которые ранее в строгой секретности храни­лись в архивах понтификов.

Источники права в классический период.

В III веке до н.э. — III веке н.э. формально продолжали действовать Законы XII таб­лиц (официально они были отменены в VI веке н.э. в ходе законо­дательных реформ византийского императора Юстиниана).

На новом этапе истории римского права его наиболее харак­терным источником становятся эдикты преторов, на базе которых наряду с цивильным правом (по-прежнему уважаемым, но все ме­нее применяемым) вырастают две новые и совершенно самостоя­тельные правовые системы: "преторское право" (jus praetorium) и "право народов" (jus gentium).

Особую роль в развитии права в классический период сыгра­ли эдикты претора перегринов, должность которого была учреж­дена в 242 году до н.э. Последний регулировал отношения между римскими гражданами и иностранцами (перегринами), а поэтому вообще не был связан нормами цивильного права. С установлением империи постепенно изменилось и положе­ние преторов, а политической системе Рима. Формально преторы сохраняли право на издание эдикта, но их активное правотворче­ство приходило в противоречие с растущим самовластием импе­раторов. Поэтому уже в первые века нашей эры преторы взяли за правило полностью копировать эдикт своего предшественника. Уже в первые годы империи падает значение народных со­браний, которые к концу I в. н.э. крайне редко принимали новые законы, а затем вообще лишились этого права. При императорах вновь выросло значение сенатус-консультов.

Акты императорской власти (конституции) делились на сле­дующие основные виды;

1) Эдикты — общие положения, основанные на власти "империум", а поэтому юридически обязательные только при жизни дан­ного императора. Но уже со II в. н.э. они начинают соблюдаться и его преемниками.

 Рескрипты — ответы или советы императора отдельным лицам или магистратам, запрашивающим консультации по право­вым вопросам.

  Декреты — решения, вынесенные императором в судебных делах, на основе которых сложилась самостоятельная император­ская юриспруденция.

4) Мандаты — инструкции, адресованные правителям про­винций, которые в ряде случаев содержали также нормы граждан­ского или уголовного права, которые применялись и к перегринам.

Первоначально конституции императоров касались лишь во­просов публичного порядка (организации администрации, престу­плений и т.п.), но постепенно они все более и более охватывали все сферы правового регулирования. Многие выработанные в импера­торскую эпоху формы правовых актов оказали впоследствии боль­шое влияние на законодательную технику средневековых монархий.

Источники права постклассического периода.

В период доми­нала в связи с глубоким кризисом рабовладельческой системы рим­ское право претерпевает некоторые незначительные изменения, но его основные институты практически сохраняются в прежнем виде. Наибольшие изменения в это время происходят именно в источниках права, среди которых все больший удельный вес при­обретает законодательство императоров. В связи с установлением всевластия императоров новые поколения юристов утрачивают право давать обязательные консультации, лишаются возможности формулировать новые правовые нормы, как это уже раньше про­изошло с преторами. Сокращается число классических юристов, труды и мнения которых по-прежнему рассматривались в качестве источника права.

Особенно оживленно работы по систематизации права велись в восточной части Римской империи (Византии). Здесь в конце III века н.э. были составлены частные сборники римского права — Кодекс Грегориана и Кодекс Гермогениана, включившие в себя подлинные тексты императорских законов со 196 по 365 г. н.э., а в 438 году осуществлена первая официальная кодификация импера­торских конституций (Кодекс Феодосия). Всеобъемлющая систематизация римского права была прове­дена в 528—534 гг., т.е. уже после падения Западной Римской империи, по указанию византийского императора Юстиниана (Кодекс Юстиниана, Дигесты Юстиниана, Институция Юстиниана)

По примеру Законов XII таблиц Кодекс Юстиниана был раз­делен на 12 книг. В книге I рассматриваются вопросы церковного права и христианской теологии, книги 2 — 8 посвящены различ­ным вопросам частного права, в книгах 9 — 12 затрагиваются раз­личные стороны публичного права (административное управление, преступления и наказания и т.д.). Каждая книга распадается на титулы, а последние — на фрагменты. В рамках отдельных титулов императорские конституции рас­положены в хронологическом порядке; древнейшая из использо­ванных в Кодексе — Конституция Адриана 117 года, самая поздняя — Конституция Юстиниана от 4 ноября 534 года.

Важнейшую часть кодификации императора Юстиниана, вы­делявшуюся по богатству использованного правового материала, составляют дигесты, или пандекты. Последний термин позаимство­ван из греческого языка, что означает "содержащий в себе все". Дигесты представляют собой уникальный правовой памятник, насчитывающий около 150 тыс. строк, включающий более 9 тыс. текстов, взятых из книг римских юристов, живших с I в. до н.э. по IV в. н.э. Более других в Дигестах цитируются Ульпиан, Павел, Папиниан, Юлиан, Помпоний, Модестин. Так, тексты Ульпиана со­ставляют 1/3, Павла — 1/6, Папиниана — 1/18 часть. Структурно Дигесты делятся на семь частей (в самом тексте такой рубрики нет) и на 50 книг, которые в книг 30—32 о легатах и фидеикомиссах) расчленяются на титулы, имеющие названия. Титулы состоят из фрагментов, число и разме­ры которых неодинаковы. Каждый фрагмент содержит в себе текст из сочинения какого-нибудь юриста. Фрагмент приводится с указа­нием автора и названия работы, откуда почерпнута цитата.

Содержание Дигест весьма широко и разнообразно. В них рас­сматриваются некоторые общие вопросы правосудия и права, обо­сновывается деление права на публичное и частное, дается очерк возникновения и развития римского права, излагается понимание закона и т.д. Сравнительно немного места отведено публичному праву, главным образом в последних книгах (47—50), где говорится о преступлениях и наказаниях, о процессе, правах фиска, город­ском управлении, военном пекулии и т.п. Представлены здесь и вопросы, относящиеся к сфере международного права; ведение войны, прием и отправка посольств, статус иностранцев и т.д. Наиболее полно в Дигестах представлено частное право. Осо­бенно много внимания в них уделено наследованию (по закону и завещанию), брачным отношениям, вещному праву, различным ви­дам договоров. Здесь отразились многие новые тенденции, харак­терные для постклассического римского права: слияние преторского и цивильного права и устранение многих формальностей последнего (например, деления вещей на манципируемые и неманципируемые), смягчение отцовской власти, стирание различий меж­ду легатами и фидеикомиссами и т.д. Дигесты написаны на латыни, но многие термины, а иногда и целые извлечения (из Марциана, Папиниана и Модестина) даны по-гречески. Придав Дигестам силу закона, Юстиниан запретил их комментирование. Первоначальный текст Дигест Юстиниана не сохранился.

Своеобразной частью кодификации Юстиниана являются Ин­ституции — элементарный учебник права, обращенный императо­ром к "юношеству, любящему законы". В основу Институций Юстиниана были положены сочинения Гая (Институции и "Повседневные дела"), а также Институции Флорентина, Марциана, Ульпиана и Павла. Определенное влияние на них оказали дигесты, а также ряд императорских конституций. Как и Институции Гая, Институции Юстиниана состоят из 4 книг. В первой книге даются общие сведения о правосудии и праве, о правовом статусе лиц, о вольноотпущенниках, о браке, об отцов­ской власти, об опеке и попечительстве. Вторая книга посвящена вещному праву. В третью книгу включены титулы, относящиеся к наследова­нию без завещания, степени когнатского родства и т.п. В этой же книге излагаются общие положения об обязательствах и обстоя­тельно освещаются отдельные виды договоров. В В заключительной части Институций Юстиниана добавлены два титула, где перечислены обязанности людей и разные виды преступлений, особенно разработанные в императорском законодательстве (оскорбление величества, прелю­бодеяние, отцеубийство, подлоги и т.д.).

Кодификация Юстиниана подвела своеобразную черту под многовековым развитием римского права, представляя собой кон­центрированный итог всей его предшествующей истории. Поэтому Свод законов Юстиниана, хотя и отразил некоторые постклассические и чисто византийские черты, является в своей основе источ­ником римского права.

Основные составляющие Римского права

Общая характеристика.

Вплоть до середины III в. до н.э. без­раздельно господствующей правовой системой было квиритское право. Оно отличалось сакральным характером, большой степенью традиционности, связью с древнеримским правом (квиритскими обы­чаями и ритуалами), нашедшим свое отражение и в Законах XII таблиц. Квиритское, или цивильное (буквально — граждан­ское, т.е. связанное с римским гражданством) право несло на себе следы своего происхождения в условиях небольшого земледель­ческого государства — общины. Оно на всех этапах применялось только к лицам, обладавшим римским гражданством (но не к перегринам — иностранцам), и рассматривалось как особая привилегия римского гражданина. Борьба плебеев с патрициями за равноправие, красной нитью про­ходящая через всю историю ранней республики, завершилась, в конечном счете, их приобщением ко всем привилегиям, предусмот­ренным в цивильном праве.

Квиритское право отражало сравнительно примитивные от­ношения раннеклассового общества. Оно долгое время было связа­но с деятельностью жрецов-понтификов. И даже с постепенным усилением в нем светского начала оно многое сохранило от рели­гиозной торжественности и ритуальности. Вместе с тем оно отли­чалось строгостью, суровостью, подчеркнутой точностью. Особенно четко в архаическом римском праве регулировались уже имущественные отношения и в первую очередь — право частной собст­венности (dominium ex jure quiritium), которое рассматривалось как полное господство собственника над своей вещью (plena in re potestas). Однако гражданская община долгое время сохраняла пра­во верховного контроля за распоряжением землей и другим хозяй­ственно важным имуществом, которое имело семейный характер.

Манципация.

Уже в древнейший период в Риме большое вни­мание уделялось способам приобретения вещных прав и класси­фикации самих вещей. Вещи, находившиеся в общем пользовании (воздух, море и Т.п.), а также ряд других хозяйственно важных вещей (общественная земля — ager publicus) рассматривались как находящиеся вне имущественного, торгового оборота (res extra commercium).

В цивильном праве наиболее значительным делением вещей, которые находились в хозяйственном обороте и могли быть объек­том права собственности, было их деление на манципируемые (res mancipi) и неманципируемые (res nec mancipi) вещи. К первой группе относились земли в Италии, рабы, крупный домашний скот, земельные сервитуты, т.е. экономически наиболее важные объекты вещного права, которые в архаический период выступали в качестве коллективной семейной собственности; ко второй — все остальные вещи, обладание которыми могло быть индивидуализировано.

Согласно традиционной точке зрения, восходящей к римскому юристу Гаю, отчуждение вещей, составлявших первую группу, могло осуществляться только путем манципации — процедуры, требо­вавшей особо сложной и торжественной обрядности. Манципация относилась к числу строго формальных сделок, заключаемых "по­средством меди и весов". Она предполагала приглашение пяти сви­детелей и весодержателя. Покупатель, держа в руках кусок меди, произносил торжественную формулу. Затем он ударял медью о весы (этот обряд возник, когда еще не было чеканной монеты) и передавал его в качестве покупной суммы тому, от кого приобретал вещь посредством манципации. Неманципируемые вещи продавались путем простой их передачи (традиции) за медь или за деньги без каких-либо особых формальностей.

Древнейшему праву был известен еще один формальный способ передачи права собственности путем сложного обряда, который мог применяться как к манципируемым, так и неманципируемым вещам (in jure cessio). Данная процедура представляла собой фик­тивный судебный спор, который разыгрывался в присутствии пре­тора. Покупатель делал вид, что отчуждаемая вещь принадлежит ему и торжественно заявлял о своем праве собственности ("данная вещь по праву квиритов принадлежит мне"), отчуждатель не воз­ражал против такого утверждения, и претор присуждал данную вещь приобретателю, как будто являющуюся его собственностью.

Уже в древнейший период в Риме сложился порядок, соглас­но которому вещь могла быть приобретена в собственность в силу длительного владения ею (usucapio). Законы XII таблиц запрещали лишь приобретение права собственности по давности в отношении краденых вещей. Для движимых вещей срок приобретательной давности устанавливался в один год, для недвижимых вещей — в два года. Этим способом пользовался приобретатель вещи в тех случаях, когда, например, при совершении манципации допуска­лись неточности в формальностях, а поэтому при строгости квиритского права покупатель не приобретал права собственности на вещь, и квиритский собственник мог даже требовать возвращения последней через суд.

Сервитуты.

Особым видом вещного права, возникшим уже в древнейший период, были сервитуты — фиксированное в обычаях или законе и строго ограниченное право пользования чужой ве­щью. Сервитуты вырастали вместе с частной собственностью и необходимостью четкого юридического урегулирования взаимоот­ношений собственников (или владельцев) соседних участков. В силу их хозяйственной важности сервитуты относились к категории манципируемых вещей. Наиболее древними и существенными из них были следующие: право прохода через соседний участок, право прогона скота, право провозить груженые повозки, право отвести воду с участка соседа. Отдельно сервитуты предусматривались и Законами XII таблиц. Так, предписывались меры к тому, чтобы деревья на высоте 15 футов обрезались крутом для того, чтобы их тень не причиняла вреда соседнему участку, разрешалось собирать желуди, падающие с соседнего участка.

Обязательства из договоров.

В древнейший период при не­развитости товарно-денежных отношений договоры (контракты) были еще немногочисленными и отличались ярко выраженным форма­лизмом. Именно внешняя оболочка, а не содержание определяли природу того или иного контракта, в форме которого могли быть выражены самые различные обязательственные отношения. Другая черта древнейших договоров — их односторонний характер. Пра­вом требования наделялась в договоре лишь одна сторона (креди­тор), на другую сторону (должник) возлагались только обязанности.

В числе контрактов, наиболее ярко отражавших черты раннерабовладельческого права, был нексум, в форме которого выража­лись самые различные обязательственные отношения, в том числе аренда, отчуждение собственности, заем. Этот договор (подобно манципации) заключался в присутствии пяти свидетелей и весов­щика посредством "меди и весов". Он состоял в фиктивном обряде отвешивания меди (до появления денег это, видимо, имело вполне реальное значение) и в произнесении особой словесной формулы кредитором, в которой определялась суть обязательства должника (размер долга и т.д.).

Если должник не возвращал в срок установленную таким об­разом сумму, кредитор мог "наложить на него руку" и держать его в течение 60 дней в заточении в своем доме. За это время должник трижды выводился в базарные дни к претору на Форум, где объ­являлась сумма его долга (в расчете на выплату ее сородичами), а затем он продавался в рабство за границу. В Законах XII таблиц говорилось даже о том, что должник, не вернувший деньги сразу нескольким кредиторам, мог быть разрублен ими на части. Вероятно, в таких случаях использовались и особые соглашения об отработке долга. Но наиболее характерная черта этого договора состояла в том, что взыскание было направлено на саму личность должника. Развитие острых антагонизмов на почве долговых отно­шений привело к принятию в 326 году до н.э. закона Петелия, согласно которому кредитор лишался права превращать должника в раба или его убивать.

В глубь истории к религиозным клятвам восходит и другой древнейший контракт — стипуляция (stipulatio). Формальный ха­рактер этого договора проявился в произнесении строго опреде­ленных словесных формул. Кредитор задавал должнику вопрос о том, обязуется ли последний совершить какое-то действие, на что должник отвечал в утвердительной форме, использовав при этом те же слова. Первоначально в вопросе и ответе можно было поль­зоваться только одним глаголом — spondeo ("торжественно кля­нусь"), а сама стипуляция носила название "спонсии" (sponsio). Как и нексум, стипуляция представляла собой абстрактный контракт, т.е. могла включать в себя различные обязательства отношения: заем, передачу вещи в ссуду, на хранение и т.д. Однако стипуляция могла совершаться только в отношении неманципируемых вещей. Исполнение обязательства по стипуляционному договору было стро­го ограничено лишь тем, что было упомянуто в вопросе и ответе. Выполнение стипуляции, наряду с совершением предусмотренного в ней действия, также требовало совершения торжественной про­цедуры в противоположном порядке (акцептация). [5, c. 128-131]

Деликты.

Уже в древнейший период, как это можно видеть из Законов XII таблиц, обязательства возникали не только из догово­ров, но и из деликтов (правонарушений). Большинство предусмот­ренных в квиритском праве деликтов еще не считались нарушени­ем общественного интереса, а рассматривались как посягательство на права частного лица, как частный деликт (delictum privatum), совершение которого как бы ставило обидчика (правонарушителя) в положение должника потерпевшего.

Многие из таких частных деликтов, известных Законам XII таблиц, стали рассматриваться как преступления в последующем. Но по квиритскому праву к категории частных правонарушений относились личная обида (injuria), тяжелые членовредительские повреждения, а также воровство (furtum). Обязательство, ложив­шееся на виновного (строго говоря, по Закону XII таблиц на вину не обращалось внимания, достаточно было самого факта соверше­ния деликта), выражалось чаще всего в обязанности уплатить штраф в пользу потерпевшего (от 25 до 200 ассов). Но в случае членовре­дительства допускался еще талион, а кража, когда вор был пойман с поличным, влекла за собой бичевание, После бичевания вор вы­давался потерпевшему, который, вероятно, мог поступить с ним так же, как с неоплатным должником. Вор, совершивший ночную кражу, мог быть убит на месте. Обязательство в виде уплаты штра­фов или возмещения причиненного ущерба полагалось согласно Законам XII таблиц в случае порубки чужих деревьев  или же неосторожного поджога строения или скирды хлеба, сло­женной около дома.

Цивильному праву, в частности и Законам XII таблиц, были известны и публичные деликты (delictum publicum), т.е. преступ­ления, которые наказывались от имени римского народа, а взыска­ния по ним шли не частным лицам, а государству. Круг преступле­ний, однако, не был еще широк. К ним относились, прежде всего, преступления против республики. Так, предавались смертной каз­ни лица, которые подстрекали "врага римского народа к нападе­нию на Римское государство" или же предавали "врагу римского гражданина". Среди прочих преступлений также выделялись убийства, сочинение и распевание песен, содержащих клевету или позорящих других лиц, лжесвидетельство, умышленный поджог, тайное истребление чужого урожая, а также его потрава или жат­ва в ночное время и т.д.

Хотя в самих Законах XII таблиц (в пересказе римских юри­стов) утверждается, что смертная казнь применялась "за неболь­шое число преступных деяний", последняя упоминалась в целом ряде статей. В зависимости от характера преступления смертная казнь принимала различные формы: отсечение головы, утопление, распятие, сбрасывание с Тарпейской скалы и т.д. Постепенно, од­нако, смертная казнь начинает выходить из употребления и для римских граждан заменяется изгнанием с утратой гражданства ("лишением огня и воды"). Использовались также членовредительские наказания, битье кнутом, штрафы и конфискации имущества, ограничения гражданского статуса (например, запрещение быть ма­гистратом), лишение права на погребение. Некоторые преступле­ния рассматривались как оскорбление богов (например, причине­ние вреда клиенту со стороны патрона) и влекли за собой религи­озные проклятья.

При неразвитости и простоте системы публичных деликтов (преступлений) в древнейшем римском праве не получили еще разработки общие принципы уголовной ответственности (вина, сте­пень участия в преступлении и т.д.). Лишь в редких случаях раз­личались умышленные (преднамеренные) и неосторожные престу­пления, что влекло за собой и разные юридические последствия (наказания). В отдельных статьях предусматривалось смягчение наказания для несовершеннолетних (за жатву на чужом поле в ночное время — VIII, 9; за кражу с поличным — VIII, 14). Уголов­ное право уже в древности обнаружило свои классовые подходы: по общему правилу рабы наказывались более строго, чем свобод­ные люди. Они нередко приговаривались к смертной казни. [6, c. 228-230]

Брак и семья по Законам XII таблиц.

Древнеримское право закрепило исторически сложившуюся патриархальную семью, хо­зяйственно обособленную и связанную с обществом и государством через его главу (pater families). Типичной формой брака был брак с властью мужа (cum manu mariti). Но жена чаще всего оказывалась под властью домовладыки (отца, мужа), если только муж не был лицом sui juris, т.е. имел самостоятельный семейный статус. Она полностью порывала со своими кровными родственниками (когна­тами), подпадала под власть нового домовладыки и становилась связанной родственными отношениями с членами семьи мужа (аг­натами). Муж или домовладыка имели над ней неограниченную власть, вплоть до продажи, обращения в рабство или предания смерти. Отсутствие в древнейший период юридических ограниче­ний для власти мужа еще не означало, что он мог пользоваться ею произвольно, т.е. без совета родственников (агнатов), а иногда и когнатов жены. Постепенно проявлялась тенденция к смягчению власти домовладыки и мужа.

Для вступления в брак требовалось согласие глав обеих се­мей и согласие самих брачующихся. Брачный возраст для женщи­ны был 12 лет, для мужчин устанавливался путем осмотра. Заклю­чать брак по цивильному праву могли только граждане. Такого права не имели рабы, перегрины, латины (до Латинских войн). Длительное время не разрешались браки между патрициями и плебеями, этот запрет нашел свое отражение в Законах XII таб­лиц, но вскоре (445 год до н.э.) был отменен законом Канулея. Брак мог заключаться в различных формах, в том числе путем религи­озного обряда в виде фиктивной покупки жены (по типу манципации) или же в результате фактического совместного проживания мужа и жены в течение года. В последнем случае власть мужа не возни­кала, если жена ежегодно отлучалась из дома мужа 3 ночи в году.

Брак прекращался в случае смерти одного из супругов или утраты им правоспособности, а также в силу развода, который был в древнейший период редким явлением и допускался только по инициативе мужа в строго ограниченных условиях (прелюбо­деяние жены или изгнание плода). Для древнеримской семьи характерной была также сильная отцовская власть, которая включала право продажи детей в рабство, наказания за проступки вплоть до лишения жизни (jus vitae ас пес is). Дети не могли самостоятельно приобретать имущество, все купленное ими становилось собственностью отца. Обязательст­ва, принятые на себя сыном, не связывали отца. Но потерпевший мог привлечь отца к имущественной ответственности в случае де­ликта, совершенного подвластным членом семьи. Заинтересованность главы семьи в привлечении дополнитель­ной рабочей силы привела к развитию института усыновления, которое совершалось в народном собрании в присутствии понти­фиков. Усыновление осуществлялось также путем троекратной фик­тивной продажи члена семьи в рабстве (in iure cessio), а затем с мнимой переуступкой прав, которая вела к освобождению сына от власти отца. Древнейшее римское право знало также опеку, кото­рая устанавливалась над малолетними и женщинами, не вышед­шими замуж, а также попечительство над сумасшедшими и расто­чителями.

В римском праве архаического периода существовало два спо­соба наследования имущества умершего домовладыки. По общему правилу оно переходило к детям или внукам умершего ("подвла­стным") или к другим агнатам, состоявшим с ним в ближайшем родстве. Только в случае отсутствия агнатов имущество передава­лось сородичам умершего. Очень рано в Риме возникает и переда­ча наследства по завещанию, хотя первоначально нельзя было за­вещать имущество при наличии детей. Поскольку завещание рас­сматривалось как исключение из нормального порядка наследова­ния, оно, как правило, утверждалось на народных собраниях. Зако­ны XII таблиц уже указывали, что завещательные распоряжения на случай смерти являются ненарушимыми. В завещании на­ряду с установлением наследника могли содержаться и иные распоряжения: назначение опекунов, отпуск рабов на волю, легаты. Последние представляли собой завещательный отказ какой-либо из вещей умершего в пользу постороннего лица, которое могло истребовать эту вещь у наследника. [5, c. 123-127]

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Римское право занимает уникальное место в право­вой истории человечества. Оно представляет собой наивысшую сту­пень в развитии права в античном обществе и древнем мире в целом.

Оно отличается, прежде всего, необыкновенно широким охва­том самых разнообразных жизненных отношений и ситуаций. Осо­бенно тщательно были разработаны в римском праве различные способы защиты интересов частных собственников, а также много­образных участников имущественного оборота. Именно римляне, опираясь на весь предшествующий мировой опыт, в том числе и стран Востока, впервые сделали индивидуальную частную собст­венность, а также другие имущественные права и интересы пред­метом искусного и весьма совершенного юридического регулирова­ния. На базе римского права, отличавшегося большой разработан­ностью своих форм, сложилась богатейшая правовая культура, став­шая общим достоянием человечества на последующих этапах раз­вития цивилизации. Одним из элементов этой правовой культуры была римская юриспруденция, которая положила начало как са­мостоятельной науке о праве, так и профессиональному юридиче­скому образованию.

За более чем тысячелетний период истории Римского госу­дарства право претерпело в нем глубокие изменения. История рим­ского права, естественно, отразила перемены в государственном строе Рима. Но, будучи связанным и с более глубинными пластами римского общества, оно в своей эволюции испытало на себе влия­ние все усложняющихся экономических и иных общественных от­ношений, в том числе связанных и с рабством. [2, c. 119, 127]

ЛИТЕРАТУРА

Электронная версия «Большой Советской Энциклопедии» (изд. В 1976 г.) на 3-х дисках, 2002 г.

Культурология. История мировой культуры, М.: «ЮНИТИ», 2001, - 600 с.

Золоева Л. Порьяз А. Мировая культура: Древняя Греция, Древний Рим. – М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2000. – 447 с.

Кравченко А.И., Культурология, М.: «Академический проект», 2001 – 496 с.

Крашенинникова Н.А. История государства и права зарубежных стран. – М.: Издательство НОРМА, 1996 г. – 480 с.

Сапронов П.А. Культурология.: Курс лекций по теории и истории культуры. – 2-е издание, дополненное. – СПб.: Лениздат, 2001, - 560 с.



{SHOW_TEXT}

МЫСЛИ СТУДЕНТОВ УЧЕБНИКИ Краткий курс лекций  Западноевропейская средневековая литература Древнеримский календарь Культура Древнего Китая ТЕОРИЯ РЕЛИГИИ Теория культуры Первобытный человек и начало его общественного существования Эпос о Гильгамеше 

23.09.2015
Творческий подход к делу
Творческий, включающий самостоятельность, творческий подход к делу, инициативность, интеллектуальные способности, опыт и знания; - исполнительский, включа...
подробнее   >>>
 
03.09.2015
Паромобили (продолжение)
В этот период паромобилями занимались и другие конструкторы, которые внесли свой вклад в их развитие. Например, в конструкции Чёрча с целью ослабления влия...
подробнее   >>>
 

Приглашаем принять участие в круглом столе!
подробнее   >>>
 

Институт Менеджмента, Экономики и Инноваций начинает набор на курсы повышения квалификации!
подробнее   >>>
 

Уважемые студенты АНО ВПО ИМЭиИ!
подробнее   >>>
 


Рассылки Subscribe.Ru
Современное образование
Подписаться письмом

Сайт ВФ ГОУ МГИУ
Образовательный сайт Бармашовой Л.В.
Качество в машиностроении
Личная страничка о. Мелетия