Заочное дистанционное
образование с получением
государственного диплома
Московского государственного
индустриального университета
(МГИУ) через Internet

 
  ГЛАВНАЯ    КОНТАКТЫ    КАРТА САЙТА  
 

4.2. Герменевтические круги.

 

Присматриваясь к набросанному очерку, нетрудно заметить некое внутреннее противоборство отличающее эту "жизнь". Кое-что в ней и противится течению, расплыванию: она живет, схватывая, постигая себя изнутри "целого" и выражая свои постижения в вещах: зданиях, произведениях, текстах... Конечно, схваченная, "изреченная мысль" вещей окажется "ложью", когда понимание (уже не "жизни" "вещами", а этих самых "вещей") вернет им жизненность, и само вернется из метафизических постижений духа в "душевную глубину" переживаний. Но разве не понимание придает переживанию глубину? Разве не такое понимание стремится уловить и закрепить "изречение" философа или поэта? Видимо, герменевтический круг жизни, которая и понимает (осмысливает, схватывает, обретает) себя как целое в формах культуры - и/или (?) - превышает собственной (невыразимой, мистической и т.д.) целостностью многообразие своих (культурных) пониманий, таит в своем мирном кругообращении очередной парадокс. И парадокс настолько острый, что герменевтический круг разрывается, порождая в философии культуры начала прошлого века тему - трагедии культуры. Стоит поэтому внимательней продумать хотя бы некоторые странности этого герменевтического круга.
          1. Понимание имманентно жизни, говорил нам Дильтей, и оно устроено герменевтично. Понимающая себя жизнь есть круг, центр которого - ее фактичная единичность, историческая локализованность, а периферия - та целостность, из которой она понимает свою фактичность. Что ограничивает эту целостность? Ничто. Что объемлет эта периферия? Все. 
         Предельности понимание достигает в напряжении между интенцией к единичной фактичности исторического бытия и мета-интенцией к всеобщности. Если круг ограничить чем-то случайным, человеческий дух превратится в этнический организм. Если, напротив, следовать только второй интенции, герменевтический круг развернется в процесс диалектически растущего обретения духовной опытности, - в историю самопознания человека. Дильтеевский поток "жизни" логично впадет в гегелевскую феноменологию духа.
         2. Герменевтический характер понимающей себя жизни означает: в той мере, в какой историческая фактичность жизни развертывает изначально присущее ей понимание себя в горизонте всеобщего, метаисторического (ноуменально присутствующего, мыслимого) бытия и обретает тем самым черты мира (т.е. целого, уже не находящегося в истории, а некоторым образом вмещающего историю в себя как свою себе историю), в той же мере само бытие определяется и раскрывается в фактическом опыте этого исторического бытия, в уникальном смысле. Тем самым исторический опыт бытия обретает одновременно и фактичную уникальность, и всемирную обще-значимость. Абсолютное, иначе говоря, исторически локально, по-разному, в разном смысле абсолютно. Этим постижением историческая фактичность вырывается из потока исторической жизни и становится навечным откровением уникального смысла всеобщего бытия. Таково онтологическое основание феномена культуры.
         3. Мы уже замечали, что понимание и переживание не просто две стороны единой душевной целостности, а силовые векторы, определяющие динамику и размах герменевтического маятника понимающей жизни. И отношение здесь отнюдь не между целым и частью41. Понимающая осмысленность и ускользающая от понимания жизненность наполняют друг друга, но и оспаривают друг у друга главное: полноту, целостность. Всегда "частная", текущая, рассеянная по переживаниям жизнь подлежит собиранию (концентрации) в целое как целое смысла. Смысл же есть смысл, а не "факт", поскольку имеет характер горизонта, его присутствие дразняще и провокативно: это вызывающее отсутствие, пустота, требующая восполнения. Жизнь (человеческая, историческая) всегда есть то, что еще только может быть, сбыться (или не...). Ее полнота находится в смысле (в мысли), поскольку пред-полагается, проецируется, набрасывается как некая регулятивная идея, "в свете" которой целое - "мир" - раскрывается (разрешается) в архитектонике возможных стезей постижения и достижения (мы проходим "места" М.Хайдеггера). Но... Вспомним, во-первых, что мы исходим сейчас из того, что всяческие "собирания" суть лишь функции Жизни. Это сама (?) жизнь (живой историчный человек, а не ego cogitans) из-обретает свой смысл: описывает, воображает, домысливает, набрасывает, сочиняет себя, порождает (создает, конституирует?) осмысливающие жизнь домыслы и - всегда превышает их своей неисповедимой бытийностью 44. Самая внимательная и восприимчивая вдумчивость, стремясь додумать "часть" (данную, живую) до "целого" (мира), одновременно и вы-думывает, вы-мышляет, во-ображает, сочиняет. 
         Вселенская целостность смысла оказывается, грубо говоря, лишь частной выдумкой - метафизической доксой - относительно неисчерпаемой полноты и жизненности "жизни". Некоторым образом исполнившись смысла в мире, на деле раскрытом (разрешенном, изреченном) миропонимающим домыслом, "жизнь" (говоря поневоле с долей условности) замечает что образ этот - некоторый, открывает свое - парадоксальное (поскольку метафизическая "докса" объемлет все) - несовпадение со своей собственной - универсальной, мета-жизненной - понятостью, чувствует, что в сокровенной (неизреченной) полноте своей жизненности она превышает открытую полноту смысла. Или... - в глубине неизреченного смысла превышает мнимую фактичность жизни?..
       ...Словом, в мирной герменевтике понимающей себя жизни скрывается парадокс радикальной само-несовместимости: всякое отнесение жизнью себя к себе в целом (собирание) приводит к исключению жизни из себя в этом целом, она словно переливается через свой метафизический край. Парадокс сказывается также в том, что в форме метафизики понимающая мысль принимает вид уже не мысли, а самого естества - естественного устроения (или божественного установления) жизни; напротив, жизненность все еще живущей жизни (субъекта своих метафизических предикатов) либо уходит под эту метафизическую почву, либо воспаряет над ней, принимая вид абстрактных, отвлеченных - боспочвенных - умствований.
        Хочется думать, что теперь яснее обрисовываются и два способа, которыми рассчитывают избежать парадокса: мета-физический и - положим - мета-смысловой. Первый стремится окончательно (онтологически) утвердить некий смысл в качестве божественной мета-позиции, надстраивая по ту сторону (мета) "здешнего", "физического" мира еще один мир - "тамошний", исполняющий неполноту первого. Нынче, правда, такое метафизическое домостроительство подвергнуто основательной деконструкции. Второй же прием до сих пор в ходу. Здесь сама "жизнь" норовит занять мета-позицию по отношению ко всем своим смысловым мирам. В культурологии происходит "переоценка ценностей": историческая жизнь, бывшая объектом (пусть и в форме ментальных организмов) в метаисторическом поле зрения познающего (коперникански-картезианского) субъекта, сама занимает место этого метаисторического "субъекта", только теперь иррационального (досмыслового, квазиприродного, - как воля к могуществу, рост производительных сил, либидо или еще какая-нибудь "материалистическая" сила). В метаисторическом поле жизненного "субъекта" все исторические смысловые миры окажутся только типами мировоззрений, идеологиями, эпохальнымии метафизиками или эпохами метафизики...
          Но "смысл" ли воздвигается над "жизнью" в качестве ее "господина" или наоборот "жизнь" утверждается в качестве универсального подлежащего (субъекта) своих культурных сказуемых (органов, орудий усиления своей жизненности, воли к воле), - не меняется метафизическая схема бегства от парадоксального разбегания герменевтического круга за пределы самого себя.
     Но направления этих "бегств" указывают те за-предельности, что превращают размах герменевтического маятника в парадоксальное забрасывание "жизни" за пределы ее мира с его целокупным метафизически выверенным смыслом (и отвечающим этому смыслу образом личностного бытия)... - или - в парадоксальное заглядывание мыслью за пределы жизненного мира. Впрочем, и определиться (определить себя) в качестве мира (целого) мир может только таким заглядыванием за собственные (уже, казалось бы, и без того мета-физические) пределы, за край света. А там ведь что? Поток исторической жизни, смывающий всякий смысл? Или ничто? Ничто, кроме тьмы непонимания и бессмыслицы (или - пустых выдумок, фантазий...).
         Но бессмыслица или выдумка - не ничто. Это может быть и другой мир, мир другого смысла.
     Тут герменевтический круг обрывается парадоксом: исторические жизненные миры, герменевтически развертывающие свое миросозерцание до исключающей друг друга метафизической универсальности и философской общезначимости, на этой грани и сообщены друг другу. Продумывая историчность философии В. Дильтей не уклонялся от парадоксальной остроты вопроса: как историческая изменчивость и типологическое многообразие миросозерцаний совместимы с универсальной общезначимостью их философских обоснований?          В поздней работе "Сущность философии" (1907 г.) он тщательно разобрал это вопрос. "...От гигантской работы метафизического духа, - писал он здесь, - остается историческое сознание, которое она повторяет в себе и таким путем узнает в ней не исследуемые глубины мира. Последним словом духа является не относительность всякого мировоззрения, а собственный суверенитет по отношению к каждому из них и позитивное сознание этого, - подобно тому как в цепи различных способов отношения духа для нас остается одна реальность мира, а прочные типы миросозерцания являются выражением многосложности мира".
 


{SHOW_TEXT}

1. Парадокс науки о культурах. 2. Парадокс герменевтики культуры.  3. Научный  3.2. Res humana.  4. Герменевтический парадокс. 4.1. Ego vivens. 5. Герменевтика непонимания. БИНГО glava 1 glava 2 glava 3 

23.09.2015
Творческий подход к делу
Творческий, включающий самостоятельность, творческий подход к делу, инициативность, интеллектуальные способности, опыт и знания; - исполнительский, включа...
подробнее   >>>
 
03.09.2015
Паромобили (продолжение)
В этот период паромобилями занимались и другие конструкторы, которые внесли свой вклад в их развитие. Например, в конструкции Чёрча с целью ослабления влия...
подробнее   >>>
 

Приглашаем принять участие в круглом столе!
подробнее   >>>
 

Институт Менеджмента, Экономики и Инноваций начинает набор на курсы повышения квалификации!
подробнее   >>>
 

Уважемые студенты АНО ВПО ИМЭиИ!
подробнее   >>>
 


Рассылки Subscribe.Ru
Современное образование
Подписаться письмом

Сайт ВФ ГОУ МГИУ
Образовательный сайт Бармашовой Л.В.
Качество в машиностроении
Личная страничка о. Мелетия