Заочное дистанционное
образование с получением
государственного диплома
Московского государственного
индустриального университета
(МГИУ) через Internet

 
  ГЛАВНАЯ    КОНТАКТЫ    КАРТА САЙТА  
 

Полисы и демократия

 

ВВЕДЕНИЕ

Особое место в истории мира и его культуры принадлежит Древней Греции. В ходе своей истории универсально одаренным и деятельным народом этой великой страны были заложены новые традиции во взглядах не окружающий мир, созданы начала человеческих знаний во многих областях, послужившие импульсом к их даль­нейшему развитию в странах Европы и Азии.

Действительно, в эпоху античности в Древней Элла­де, в период появления и расцвета государств-полисов, родилась и философия в собственном смысле этого сло­ва. Имена Пифагора, Гераклита, Анаксагора, Демокри­та, Сократа, Платона, Аристотеля не только являются символами начала истории философии как науки. Сами их рассуждения продолжают и много веков спустя пос­ле гибели античного общества влиять на дальнейший ход развития философских мыслей.

Именно в эту эпоху возникла и история как рацио­нальная форма познания, а не сказочно-мифологизиро­ванная либо просто летописно-описательная форма. Этим мы обязаны прежде всего «отцам истории» — Геродоту, Фукидиду, а в римскую эпоху — Саллюстию, Тациту.

Благодаря трудам многих античных мыслителей раз­рабатывалась теория государства, уточнялось понятие«политического сообщества» людей. В социальной жиз­ни формировался критерий подлинной ценности челове­ка. В Древней Элладе сложились понятия таких духов­ных ценностей, как гражданская свобода и гражданский долг, человечность, гармоничность, ответственность.

Оценивая вклад греков в мировую науку, достаточно сказать, что почти до середины XX в. мы учили геомет­рию по Евклиду, что основы механики заложены Архи­медом и астрономы-географы эпохи эллинизма впервые вычислили размер земного шара, предвосхитив гелио­центрическую систему Коперника.

Наконец, художественное наследие античной Элла­ды имеет значение не только как историко-культурная, но и как живая, полная очарования и магического обаяния духовная сила.

 

 

 

ПОЛИСНАЯ СИСТЕМА

Греческий полис формировался как община граждан, занимающихся земледелием. Этот вид деятельности граж­дан являлся базой экономики полиса. И поскольку именно полис является основной формой политической и социаль­ной организации античного общества, следует подробно рассмотреть это многостороннее явление. Причем использо­вать материал развития полиса классического типа (архаи­ческой Греции). Поздние греческие авторы (Фукидид, Ге­родот) определили полис как коллектив, точнее, организо­ванную общность людей. Полисный коллектив как коллек­тив граждан обеспечивал все материальные условия своего существования. Это означало сосуществование таких струк­тур как совокупность домохозяйств, земли и имущества, обеспечивающих достаточное материальное процветание.

В основе полиса материальные отношения собственно­сти, которые проявлялись в двуединой форме — государ­ственной и частной. Античные авторы как современники данного исторического феномена отмечали, что предпочтительно сочетание системы собственности общей и собст­венности частной, если они освящены обычаями и урегули­рованы законами государства.

В общественном владении находятся определенные ка­тегории земель; а вот право на земельный участок в преде­лах полисной территории имеют только граждане. Этот «принцип исключительности» в отношении собственности на землю только для граждан полиса является фундамен­тальным принципом античной гражданской общины. Этим объясняется повсеместная публичность всех сделок, свя­занных с землей: утверждения земельного максимума, над­зора за наследованием. В спорных случаях полис стано­вился наследником земельных налогов. Таким образом, полис как коллектив граждан являлся и верховным собст­венником, и 'гарантом земельной собственности отдельных граждан. Отсюда так нередки случаи общественного недо­вольства, когда среди граждан раздавались требования перераспределения земли.

Подобное отношение к владению землей привело к скла­дыванию полисной политической системы, когда политиче­скими правами наделялись только собственники земли. Яркими примерами такого обусловленного гражданского статуса являлись Спарта, Гераклея Понтийская и ряд дру­гих полисов Греции. Такой «ойкосный принцип», когда глава домохозяйства (ойкоса) имеет право на участие в по­литической жизни (чего не имели даже его взрослые сы­новья) не мог не препятствовать общественной жизни. Политическими правами пользовались и те, кто по каким-то причинам утратил земельный надел. Но в обществе владе­ние землей было доминирующей тенденцией, так как это являло собой требование социального престижа. В афин­ской практике, например, оратору и стратегу нельзя было пользоваться доверием народа не будучи землевладельцем.

Описанные требования к политической жизни реального древнегреческого полиса привели к тому, что все граждане являлись равными соучастниками политической жизни.

Таким образом, полис был с одной стороны суммой ойкосов (домохозяйств), с другой — обладал сложной орга­низацией в основе которой лежит такая единица, как ойкос.

В результате новых экономических процессов происхо­дил переход от варварства к цивилизации. Архаическая эпоха укрепила позиции города-полиса. Произошло отделе­ние полиса как экономически, так и политически от деревни и подчинение ее. Развитие товарно-денежных отношений формировало политическую картину развития Греции VIII - VI вв.

Греческий полис вырос из укрепленных поселков гоме­ровского времени — полисов, восприняв название. Полис архаического типа представлял собой центр карликового государства, объединяя близлежащие комы (деревни), располагавшиеся вокруг полиса. Подобное укрупнение и поли­тическое усиление полиса, как отмечают древние историки, было связано также с естественным приростом населения. Практиковалось объединение общин т. н. синойкизм (совместное поселение) для противостояния враждебным силам.

В большинстве случаев на незначительной территории жило до тысячи человек. Наиболее заметные города этого периода Милет и Коринф.

Археологическая Смина поразила исследователей пра­вильной планировкой, развитой бытовой культурой, гра­мотной ландшафтной привязкой к побережью полуострова, на котором полис располагался.[2; стр. 173-175]

Аристотель различал несколько типов устройства поли­са. Он включал сюда соответственно монархию, аристокра­тию, олигархию, демократию и политию. Античный автор владел достаточным историческим и фактическим совре­менным ему материалом, однако затруднялся придать строгие рамки своей структурализации, поскольку понимал отсутствие резких различий в социальном статусе отдель­ных групп населения раннегреческого полиса. Полис воспринимался Аристотелем на основе объединяющего нача­ла — принадлежности человека к своему коллективу, мест­ным святым местам и богам, земле, близким. Идея полиса мыслилась как противостояние отдельного народа тяготам внешнего мира, стихийным бедствиям и нашествиям вра­гов. Происходила интеграция коллектива перед возможны­ми непредвиденными опасностями вплоть до столкновений с враждебно настроенными племенами за границами собст­венного полиса

Как признак полиса, у многих античных авторов указы­вается на автократию демоса: в каждом конкретном случае демос, гражданство полиса способен противопоставить себя индивиду. Такое, например, случилось при выведении колонии на Фасос и было отражено в поэзии Архилоха во 2-й четверти — середине VII в. до н. э.

Тип полиса определяется соответственно основному ме­ханизму решения общеполисных проблем. Примером раннедемократического полиса можно считать общественное устройство Хиоса. Гражданскими правами наделено все свободное население. Причем из сохранившейся ретры VI в. до н. э. видно, что граждане ограждались от зло­употреблений властей (магистратов) путем возможности апеллировать прямо к народному Совету. Будучи уличен­ными во взятках, магистраты, демархи и басилеи плати­ли штраф, причем сумма штрафа бывала весьма ощути­мой. Всю свою внутреннюю жизнь демократический по­лис регулировал посредством законов, принимаемых с согласия и при участии своего свободного насе­ления.

Этот пример попал в исторические анналы благодаря тому, что в Хиосе большая часть жителей не только стояла на высокой ступени благосостояния, но и смогла обойтись в своих взаимоотношениях без столкновений на классовой основе. Живя в крупном торговом центре своего времени, хиосцы были членами купеческой фактории в египетском Навкратисе. Хиосские амфоры присутствуют в слоях VII — VI вв. в широком разбросе археологических па­мятников.

Во Фракии появилась колония Маронея с аналогичной системой управления, ставшая вскоре известным винодель­ческим центром. В середине VI в. хиосцы освоились на материке (Атарнея), напротив о. Лесбос, приумножив та­ким образом свой земельный фонд.                       

Олигархический полис предполагает особую систему земледелия, которая находит отражение в соответствующих законах. В этом смысле интересно локридское законода­тельство последней четверти VI в. до н. э., по которому проводился передел земельных угодий. Судя по контексту    документа, в общину были приняты новые поселенцы-эпоики. Получая надел (возможно было и получение не­скольких наделов), гражданин пользовался также и обще­ственным фондом, из которого мог черпать средства на обустройство. Наследственные права не землю фиксирова­лись законом, так же, как и размер взимаемого на обще­ственные нужды налога.

Стимулируя частную инициативу и, возможно, более высокое качество обработки земли, полис закреплял вновь приобретенные земли за своими гражданами. Закон объ­являлся освященным Апполоном Пифийским, что придавало правам на землю божественную незыблемость. Полисная жизнь разнообразилась вступлением во владение новых эпойков и переделом участков, однако на практике ново­прибывшие (как сказано в документе — «боеспособные за­щитники») ставились в неравные условия по сравнению с коренными жителями: получали неудобную или камени­стую землю.

Однако в любом случае земельная собственность давала право голоса в городском собрании. Кроме того, существо­вал еще и Совет (101 человек), куда избирались наиболее достойные граждане полиса. Однако постепенно, по мере ослабления старых демократических связей и концентра­ции имущества в руках отдельных людей, демократическая форма правления полиса приобретала все более и более явственные олигархические черты.

Олигархия начала выделяться из общего числа сво­бодных граждан полиса благодаря двум основным призна­кам — владению большим количеством земли и вооруже­ний. Были чисто земледельческие олигархии, в других случаях олигархию составляли также некоторые члены общины согласно праву рождения, потомки завоевателей и т. д.

Однако, являясь по крайней мере потенциальным вла­дельцем земельного надела, каждый гражданин полиса являлся также и воином. В истории архаичной Греции зафиксированы в достаточной степени и всаднические оли гархии, где воинская доблесть почиталась выше и давала больше возможностей для управления своими сограждана­ми, нежели чисто имущественное положение. Ряд полисов признавал гражданами только тех, кто имел возможность выступить на войну в полном гоплитском вооружении. По свидетельству сохранившихся источников, возможность или невозможность приобретения гражданином полиса все­го набора вооружения гоплита — паноплии — и, таким об­разом, участие или неучастие его в сражении в качестве полноценного тяжеловооруженного воина определяла уча­стие его в тех или иных гражданских структурах. Посколь­ку оружие в те времена вообще стоило недешево, то в ко­нечном счете общественный вес того или иного человека определялся опять-таки его личным благосостоянием, при­чем положение это, как можно убедиться, ни в коей мере не изменилось на протяжении всей мировой истории.

Военная сторона полисной олигархии, служба в фаланге была исполнением основной гражданской обязанности. Фа­ланга мыслилась как продолжение полиса, а война — как естественное занятие свободных людей. При этом одно­типные, подчиненные единой дисциплине действия равных друг другу воинов символически подчеркивали равенство этих людей и во всех прочих, не связанных с боевыми действиями делах.

Многие детали полисной жизни неясны до сих пор и это оставляет простор для свободных трактовок и разнообразных гипотез, а также лишний раз подчеркивает сложный характер древнегреческих общественных отношений.[1; стр. 436-439]

 

 

ГРЕЧЕСКАЯ ДЕМОКРАТИЯ

Политической базой развития культуры Древней Греции служила прежде всего полисная демократия, достигшая в Афинах самой совершенной формы. Основы ее были заложены реформа­ми Солона (594 г. до н. э.) и Клисфена (508—507 гг. до н. э.). Согласно нормам этой демократии, каждый свободнорожденный становился гражданином полиса.[3; стр. 123]

V век — период правления в Афинах Перикла (ок. 490—429 гг. до н. э.). Это был выдающийся государственный деятель, целиком посвятивший себя служению государству и народу. Вознесенный на вершину славы, он оставался верен своим основным принци­пам — умеренности и сдержанности. При нем Афины достигли наивысшего могущества, а Аттика превратилась в самую свобод­ную и процветающую страну Эллады. С именем Перикла связан также небывалый расцвет греческого искусства, утверждавшего достоинство и величие человека и гражданина.

В годы правления Перикла Афинское государство управлялось народным собранием (экклесией), которое юридически обладало всей полнотой верховной власти. Экклесия никому не передоверяла своих верховных прав и пользовалась ими непосредственно. В античной Гре­ции и, в частности, в Афинах это было в какой-то сте­пени возможно, поскольку все граждане могли свободно поместиться на площади своего города.

Для решения государственных вопросов афинские граждане собирались примерно через каждые 10 дней. Наиболее важными делами считались избрание страте­гов и других высших должностных лиц, объявление вой­ны и заключение мира, внешнеполитические проблемы, в том числе заключение договоров о союзе, принятие отчетов у высших должностных лиц, издание различ­ных постановлений.

Все органы Афинского государства были подчинены народному собранию. К этим органам принадлежали «совет пятисот» (буле), гелиэя, ареопаг, коллегия деся­ти стратегов, избираемых по одному от каждой филы, архонты и еще ряд должностных лиц, в большинстве своем избираемых с помощью жеребьевки.

Примерно такой же, как и при Клисфене, оставалась организация буле. Члены буле избирались по жребию из граждан не моложе 30 лет, по 50 человек от каждой из 10 фил. Эти 50 человек составляли так называемую пританию. Каждая из пританий по очереди выполняла обязанности буле в течение одной десятой части года. Эти обязанности состояли в подготовке дел для экклесии, а также в решении текущих вопросов в промежут­ках между заседаниями экклесии.

Определенную роль в законодательной деятельности иг­рала гелиэя (суд присяжных), которая в Афинах занима­лась не только обычными судебными делами. Гелиэя состо­яла из 6 тыс. избранных по жребию присяжных судей. Судьи были разделены на 10 палат (так называемых дикастериев), в среднем по 500 человек в каждой. 100 присяж­ных в каждом дикастерии считались запасными.

Подкуп судей был практически невозможен из-за многочисленности присяжных заседателей. К тому же подсудимые обычно не знали, какому дикастерию будет поручено рассмотрение их дел. Во время заседания гелиасты выслушивали обвинителя, обвиняемого и сви­детелей и, когда суть дела становилась им ясной, без предварительного совещания между собой приступали к Голосованию судебного постановления.

В Афинах не было специальных государственных об­винителей. Любой из граждан мог возбуждать и поддер­жать обвинение, в том числе в тех случаях, когда оно касалось интересов государства или охраны существую­щего правопорядка. Не было на суде и защитников — каждый подсудимый должен был защищать себя сам. Если подсудимые не чувствовали себя достаточно подготовленными, они заучивали наизусть заранее написан­ные для них речи.

Если по ходу дела требовались свидетельские пока­зания рабов, их подвергали пыткам, так как считалось, что добровольным показаниям раба доверять нельзя.

Наибольшим политическим весом из всех выборных государственных органов Афин обладала коллегия де­сяти стратегов. Должность стратега не оплачивалась и при Перикле. Таким образом, на нее могли претендо­вать только богатые граждане. Между тем в руках афин­ских стратегов сосредоточивались наиболее важные го­сударственные функции.

Во время войны стратеги командовали армией и фло­том, ведали всей внешней политикой Афинского госу­дарства и распоряжались значительной частью государственных финансов. Обладая такими широкими полномочиями, стратеги в то же время были подотчет­ны экклесии и постоянно контролировались ею.

Каждому афинскому гражданину было предоставле­но своеобразное право контроля государственной систе­мы: он мог заявлять жалобу на противозаконно (графэ параномон). Гражданин мог также обжаловать любое из поступавших в народное собрание предложений или уже принятых постановлений и законов,

Если после рассмотрения жалобы в суде присяжных (гелиэе) она признавалась справедливой, обжалованное постановление или закон отменялись, а лица, виновные в их проведении, привлекались к судебной ответ­ственности. С другой стороны, если жалоба на противо­законно признавалась необоснованной, то жалобщик подвергался крупному штрафу.

Таков был в общих чертах установившийся в середи­не V в. до н. э. государственный строй Афин. Это был период относительно высокого развития античной де­мократий, ограниченной, однако, рабовладельческой ос­новой. Как и полностью бесправные рабы, и лишенные политических прав метэки, женщины в Афинах также не имели политических прав.

Количество полноправных граждан, которые могли принимать участие в экклесии, составляло весьма не­значительную часть населения Аттики. К тому же далеко не все те, кто обладал в Афинах политическими пра­вами, были в состоянии реально ими пользоваться. Преж­де всего это относилось к участию граждан в народном собрании, которое в годы правления Перикла не оплачивалось. Для граждан, живших трудом своих рук, не так-то просто было бросать работу и каждый десятый день проводить на Пниксе (холм в Афинах), где собира­лась экклесия.

Крестьянам Аттики, особенно тем, которые жили далеко от Афин, приходилось тратить два-три дня на посещение экклесии. В горячую пору сельских работ сделать перерыв было чрезвычайно трудно, поэтому ко­личество присутствующих в экклесии (при общей чис­ленности афинских полноправных граждан примерно 35 тыс. человек) обычно не превышало 3 тыс., преимущественно жителей самого города. Только в исключи­тельных случаях, например при остракизме, требова­лось, чтобы за постановление голосовало не менее 6 тыс. человек.                  

Утвердившийся в Афинах демократический строй вызвал острое недовольство со стороны олигархических элементов, которые группировались вокруг одного из

политических деятелей — Фукидида из Алопеки. Одна­ко борьба с олигархами закончилась победой Перикла и остракизмом Фукидида в 443 г. до н. э.

Оппозиционные настроения существовали и в среде самой демократии. Городская беднота стремилась к бо­лее радикальным преобразованиям и была недовольна умеренностью проведенных реформ. Правительство Пе­рикла пыталось ослабить рост оппозиционных настро­ений рядом мероприятий. Например, в Афинах затра­чивались значительные средства на строительство общественных зданий. Одна из целей такого строитель­ства — дать заработок необеспеченным афинским граж­данам.

Расходы на общественные нужды покрывались не только за счет государства, но и путем привлечения ча­стных средств. В Афинах издавна существовали литургии — особые повинности, налагавшиеся только на бо­гатых людей, которые на свои средства должны были строить военные корабли, устраивать театральные зре­лища и т. п. После победы над олигархами литургии в Афинах применялись довольно часто.

Наконец, в это время значительно тире, чем рань­ше, выводятся клерухии на земли союзников. Этим достигались сразу три цели. Наиболее важные в политическом и экономическом отношении пункты на тер­ритории Афинской архэ оказывались под постоянным контролем метрополии. Неимущие афинские граждане — в клерухии в основном выводились феты — обеспечива­лись участками земли. Выселение бедноты ослабляло радикальную оппозицию в экклесии.

В середине V в. до н. э. Афины превратились в самый крупный и цветущий центр экономической, политичес­кой и культурной жизни Греции. Государственный строй Афин оказал сильнейшее воздействие на развитие политической жизни в ряде других греческих государств, в первую очередь городов, которые входили в состав воз­главляемого Афинами морского союза или находились в сфере его влияния. [2; стр. 323-327]

СОЦИАЛЬНОЕ РАЗВИТИЕ ОБЩЕСТВА

В гомеровской Греции родовая структура еще лежала в основе общественной организации, и в жизни обще­ства продолжали бытовать многие древние установле­ния, но в целом гомеровская эпоха, безусловно, была уже временем интенсивного разложения первобытнооб­щинных отношений. Полагаясь на свидетельство Гомера, мы можем сказать, что на развалинах микенской бюрократической монархии возникла довольно прими­тивная территориальная община-демос, занимавшая не­большую территорию. Политическим и экономическим центром общины был так называемый полис. Каждая община имела своего басилея и была независима от других. Гомеровское общество на его ранней стадии является военной демократией, не знающей частной собственности на землю. Значительная часть полисов представляла собой не резиденцию правителя или арис­тократа, а только место, где прятались во время вра­жеского нашествия. В самих поэмах не проводится ни­какой разницы между «полисом» и «деревней», что позволяет предположить, что реального различия и не существовало. Сам полис строился часто на возвышен­ных местах, на склонах холмов. Основную массу его населения составляли крестьяне-земледельцы и ското­воды. Родовая собственность на землю и другие виды имущества, судя по всему, была изжита еще в микенс­кую эпоху, хотя ее пережитки существовали еще дли­тельное время. Для раннегомеровского общества харак­терен патриархальный род с его пережитками в виде права взаимного наследования земли лишь членами рода или усыновленным родом, наличие особого начальника рода (архонта) и казначея. Деление полиса на филы, фил — в свою очередь на фратрии, фратрий — на роды являлось основой общественного деления. Человек не мог жить вне общины, она была центром его жизни. Как правило, владения одной общины не простирались далеко и были ограничены естественными границами. Вся Греция того времени предстает перед нами как страна, раздробленная на множество мелких самоуправляющихся округов. Ос­новным видом богатства у древних греков являлась зем­ля, она считалась собственностью всей общины. Время от времени в общине устраивались переделы принадле­жащей ей земли. Однако наблюдаются ужей неотчужда­емые ее участки. Наличие рабов, концентрация в одних руках основной массы скота позволяет говорить о зарож­дении и складывании классовых различий.[1; стр. 407-408]

Таким образом, общество, сложившееся в Греции в эпоху «темных веков» и ставшее затем отправной точ­кой древнегреческой цивилизации, представляло собой довольно сложную социальную систему с ясно выражен­ными признаками классовой стратификации. В состав этой системы входило несколько групп или слоев с раз­личным правовым статусом. Некогда однородная среда свободных общинников в рассматриваемое время уже подверглась значительному расслоению. Основными об­щественными группами были, с одной стороны, знать и рядовые общинники, с другой стороны, — полноправ­ные члены общины, в состав которой входили обе кате­гории, а также лица, по тем или иным причинам ока­завшиеся вне общественной организации и находившиеся в личной зависимости от кого-либо из членов общины. Эта социальная прослойка включала в себя рабов и поденщиков-фетов.

Главной экономической ячейкой гомеровского обще­ства была ойкос (патриархальная моногамная семья). Однако различия между аристократическим ойкосом и семьей рядового общинника проявлялись не в методах ведения хозяйства и не в источниках обогащения, а лишь в масштабах их применения. Аристократические семьи составляли, по сути дела, только верхушечную часть демоса. Теоретически каждый свободный общин­ник имел право на получение надела. Однако на прак­тике эта система землепользования не препятствовала обогащению одних членов общины и разорению других.

На вершине общественной лестницы стоит группа ро­довой знати, которую Гомер именует «лучшими» (аристой), «добрыми», «благородными». Свои претензии на привилегированное положение в обществе аристократы оправдывали ссылкой на свое якобы божественное про­исхождение. Поэтому Гомер часто называет их «боже­ственными», «богоподобными». Аристократический ой­кос выделяется среди общинников и своими размерами, в его состав входили не только взрослые сыновья со своими семьями, но также и рабы и так называемые слуги. Кроме того, каждая знатная семья имела при себе целый штат приверженцев и клиентов из малозе­мельных крестьян, попавших в экономическую зависи­мость от аристократов. В случае надобности знатный человек мог сколотить значительный вооруженный от­ряд. Верхушкой среди знатных членов общины явля­лись басилеи-правители. Как правило, их власть была не наследственной, басилей выбирался из богатых лю­дей и был первым среди равных. Басилею принадлежа­ли исключительные права на хранение и толкование законов, он мог быть верховным жрецом и т. д. (под­робнее его функции будут рассмотрены ниже). За все его деяния народ должен был «благодарить» царей: почет­ной долей вина и мяса на пиру, лучшим и самым об­ширным наделом при переделе общинной земли и т. п. Формально «дары» считались добровольным пожалова­нием и почестью за воинскую доблесть, справедливость. Однако на практике басилей использовали этот способ для усиления своей экономической мощи путем увели­чения своих наделов земли или закреплением их за со­бой в частную собственность.[2; стр. 134-136]

Основная масса свободных земледельцев владела зе­мельными участками, которые назывались клеры (т. е. «жребий»), так как их распределение производилось при помощи жеребьевки. В эпосе недостаточно сведений об их социальном и экономическом положении, хотя Го­мер отмечает, что в общине наряду с «многоклерными» (поликлерой) встречаются и те, у которых совсем не было земли (аклерой). Очевидно, что это были крестья­не-бедняки, у которых не хватало средств на ведение хозяйства на своем небольшом наделе. Все это свиде­тельствует о разложении общины.

Каждая семья могла рассчиты­вать только на свои силы. Она сама производит все необ­ходимое для жизни: продукты земледелия и скотоводства, одежду, утварь, орудия труда, возможно, даже оружие. Но это не касалось интересов жизни, в случае убийства на защиту становился весь род, обычай кровной мести был узаконен. Лишь поздней это можно было урегулировать, уплатив виру — денежный штраф. В другом случае чело­век становился изгоем — существом, стоящим ниже раба. Примерно на одной ступени с рядовыми общинниками находились ремесленники или «демиурги» («работающие на народ»). Как правило, они не входили в общину и не имели земельных наделов.

Свидетельством разложения родового общинного строя является наличие значительной прослойки людей, лич­но свободных, но не являющихся общинниками. Среди них можно выделить несколько категорий. Первые — это метанасты, безродные скитальцы, которые порвали со своим родом, фратрией. Они оказываются лишенны­ми общественной защиты, и всякий может посягнуть на их жизнь, честь и имущество. Свободные люди, вслед­ствие неблагоприятных условий лишившиеся земли и потому вынужденные искать заработок на чужбине, из­вестны в поэмах под терминами «эрит» и «фет». После­дний термин, имеющий более широкое значение, приме­няется не только к наемнику, но и вообще к человеку, лишившемуся своей земли (уступали землю богатым соседям и т. д.). Обездоленные феты бродили по дерев­ням и, чтобы не умереть с голоду, просили подаяния или нанимались на работу в богатые хозяйства на са­мых тяжелых условиях.

Положение наемника было нелегким. Покинув об­щину в поисках работы, он оказывался абсолютно без­защитным, чем широко пользовался наниматель. Его могли прогнать, не заплатив условленной платы, да еще и изувечить, если он был настойчив в своих домога­тельствах.

Положение фетов мало чем отличалось от положе­ния рабов. В «Одиссее» феты и рабы вместе противопо­ставляются свободным. Это противопоставление свиде­тельствует не только об их приниженном положении, но и об отсутствии столь характерной позже резкой гра­ни между рабами и свободными.

Экономическое могущество аристократии обеспечива­ло ей и политическое превосходство. Из нее были пред­водители отрядов на войне, они же составляли основ­ную ударную массу. В силу большего достатка они могли позволить себе приобрести вооружение и уделить боль­ше времени физическим занятиям. Место, занимаемое в строю, обычно определяло и положение человека в об­ществе. Именно этими особенностями определяются ос­новные политические силы и их расстановка.[1; стр. 409-411]

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Период исторической жизни античной Греции отделен от наше­го времени целыми веками, но тем не менее интерес к нему не уга­сает. Это объясняется тем, что вклад Древней Греции, как и Древ­него Рима, в культуру нового времени уникален. Во-первых, антич­ная цивилизация создала целостную систему государственности и законности. Во-вторых, именно в ней зарождается понимание того, что свобода человека — это одно из необходимых условий преоб­разования и развития общества по пути исторического прогресса. В-третьих, античная философия, литература, искусство не только заложили фундамент европейской культуры, но и стали мерилом основных человеческих ценностей. И, наконец, на примерах разви­тия античного общества мы видим, как опасна необузданная демо­кратия, которая вела либо к тирании и анархии, либо к диктатуре и деспотии восточного типа, что в результате привело общество к краху. Гибель античной цивилизации — это не только величайшая трагедия в истории Европы, но также серьезное предупреждение потомкам.

Особое влияние на развитие нашей культуры оказала древнегре­ческая цивилизация. Греческая письменность вместе с латинской легли в основу современной письменности. Из греческого алфави­та возник славянский, а затем и русский. Греческие мыслители и ученые заложили основы научных знаний и дали названия различ­ным отраслям науки.

В некоторых отраслях научных знаний древнегреческие ученые достигли таких успехов, что их работы лежат в основе современ­ных учебников и учебных пособий. Сочинения греческих историков, географов, философов, поэтов переведены на языки подавляюще­го большинства народов мира. Их читают и изучают не только спе­циалисты, но и все культурные люди.

В Греции впервые возник театр. До настоящего времени неко­торые из пьес, написанные древнегреческими писателями, идут на сценах современных театров. Бессмертны памятники греческой скульптуры и архитектуры.

ЛИТЕРАТУРА

1.                  Бадак А. Н., Войнич И. Е., Волчек Н. М. и др. «Всемирная история: Век железа», Минск, «Издательство Харвест» , 2001 г.

2.                  Бадак А. Н., Войнич И. Е., Волчек Н. М. и др. «История Древнего мира. Древняя Греция», Минск, «Издательство Харвест», 1999 г.

3.                 С. Карпушина, В. Карпушин «История мировой культуры», Москва, «Издательство Nota Bene», 1998 г. 

4.                 Паневин К.В. «История Древней Греции», «Издательство Полигон», 1999 г. 

5.                 Сьюзан Пич, Энн Миллард «Иллюстрированная мировая история. Греки», Москва, «Издательство Аванта Плюс», 2001 г.



{SHOW_TEXT}

Архитектура Древнего Египта эпохи Птоломеев Культурно-исторические периоды древнеримской цивилизации Армия Древнего Рима Скульптура Древнего Рима Общая характеристика крито-миккеенской культуры Скульптура Древней Греции Характеристика культурно-исторических периодов средневековья Становление и развитие научного знания в Древней Греции Общая характеристика мировоззрения эпохи Возрождения Дохристианская Русь 

23.09.2015
Творческий подход к делу
Творческий, включающий самостоятельность, творческий подход к делу, инициативность, интеллектуальные способности, опыт и знания; - исполнительский, включа...
подробнее   >>>
 
03.09.2015
Паромобили (продолжение)
В этот период паромобилями занимались и другие конструкторы, которые внесли свой вклад в их развитие. Например, в конструкции Чёрча с целью ослабления влия...
подробнее   >>>
 

Приглашаем принять участие в круглом столе!
подробнее   >>>
 

Институт Менеджмента, Экономики и Инноваций начинает набор на курсы повышения квалификации!
подробнее   >>>
 

Уважемые студенты АНО ВПО ИМЭиИ!
подробнее   >>>
 


Рассылки Subscribe.Ru
Современное образование
Подписаться письмом

Сайт ВФ ГОУ МГИУ
Образовательный сайт Бармашовой Л.В.
Качество в машиностроении
Личная страничка о. Мелетия