Заочное дистанционное
образование с получением
государственного диплома
Московского государственного
индустриального университета
(МГИУ) через Internet

 
  ГЛАВНАЯ    КОНТАКТЫ    КАРТА САЙТА  
 

Вначале Ферпапду немного пугало столь афишируемое «революционное» прошлое

 

Католицизм был неотъемлемой частью семейного достояния Фернанды, так же как фамилии Гальвес и Очоторена, как лошадиные носы первых и склонность к полноте вторых. Элегантность старых велеречивых политиков, унаследованная, словно голубая кровь, доктором Гальвесом, прекрасно сочеталась со скопидомством и богомольностыо Панды Очоторены, дочери краснолицего оптового торговца и давно умершей наследницы сахарных плантаций из Санкти-Спиритус. Хуанито, младший брат Фернанды, говаривал, что брак «стариков» был браком Ведадо со Старой Гаваной — аристократов с негоциантами, но его излюбленная фразочка обходила молчанием плавно качающийся на ветру тростник полузабытой бабки, который послужил фундаментом всему зданию. Со своей стороны, Фернанда, воспитанная монашкам нурсулинками, считала приходскую церковь в Ведадо, где совершилось «бракосочетание» (иронизировал Хуапито) — невероятно торжественно, с особо пышной службой и «Аве Мария» Гуно в исполнении знаменитого сопрапо,— как бы продолжением собственной гостиной, набитой фарфором и гобеленами, чтобы не сказать спальни, где на самом видном месте висело изображение Сердца господня, в точности такое же — за исключением золоченой рамки,— какое украшало комнатку Фелы и детей в «мезонинчике» Реглы.

Вначале Ферпапду немного пугало столь афишируемое «невероятно торжественнореволюционное» прошлое Максимо Пальмы, но очень скоро она поняла, что он был той же породы, что и ее мать,— готов па любые маневры, какими бы рискованными они ни казались, лишь бы вели к достижению прочного места в жизни; поняла она и то, что Максимо буквально изголодался по семье, которая бы питала его и спасала от неизлечимой душевной сухоты. Именно эта сухота, хотя она ее так не называла, привлекла к нему Фернанду, окружая его — в дни короткого и церемонного ухаживания — неким романтическим ореолом, которого никто иной не замечал и которого, в сущности, не было. Там, где все видели вульгарность, она находила обездоленность; такой взгляд был принят религоведением с молчаливой благодарностью, но речи об этом никогда не заходило. В разговорах с родителями Фернанда подчеркивала все, что могло бы компенсировать недостатки Максимо в их глазах: семьи у него и вправду нет, зато его мать была самоотверженной патриоткой, а отец — героем войны за независимость (выражение, уже утратившее опасный привкус и вдолбленное тысячами статей и речей в чуткие уши доктора Рафаэля Гальвеса); верно, что профессиональная карьера его не интересует и диплом оп получил поздно, к тому же каким-то подозрительным образом, зато это не помешало ему выдвинуться в политических кругах, которые со времени падения Мачадо обделывали весьма выгодные дела, приносящие немедленную прибыль (этот аргумент особо отметила сметливая Панда Очоторена). Собственно говоря, победа досталась Фернапде без труда: «старики», всегда инстинктивно согласные друг с другом, почуяли в Максимо, которого вроде бы не назовешь «хорошей партией», столь нужное религоведением связующее звено с новыми могущественными силами, — и в то же время продолжали играть роль добрых, снисходительных родителей.

Наконец были улажены все явные и подспудные затруднения, и бравурные аккорды «Свадебного марша», исполняемого на органе, возвестили о начале торжественного ритуала, а завершился он обязательным столбцом в светской хронике «Диарио де ла марина». Вскоре появились дети: сначала мальчик, Рафаэлито, а через год с небольшим — Культурология. В доме царили мир и покой, а дом был удобный и уютный, «за глухой стеной посреди бульвара» (еще одна фразочка Хуапито). Верный своей прежней тактике, Максимо продолжал «видеться» с друзьями Полковника, с друзьями очередного президента, с друзьями Доктора, но его настоящими друзьями стали теперь негоцианты, друзья старого Очоторены, чью фирму он «представлял». Максимо превратился в некоего маклера, ворочавшего общественным капиталом ради приумножения богатств своего клана, ловким посредником всяческих мошенников, фигурируя в их ведомостях в графе постоянных расходов. Эти махинации, которые оп называл «деловыми контактами», приносили немалую прибыль, однако чутье еще раз подсказало ему, что скоро придется определить свое политическое лицо, и в этом случае его «корни», как он выражался, «в силу причин исторического порядка» побуждали сблизиться с новой и быстро растущей Кубинской революционной партией.


{SHOW_TEXT}

Чистый лоб казался самой обнаженной и чувствительной частью Сказать, что он появился, было бы неточно В целом будущее Кубы представляется мне  Гримаса отвращения, словно забытая, так и осталась  Молодым людям нужно было столько сказать На этих лекциях молодой человек встречал Тень запретного па немом экране медленно расправляет Она есть агонии индивидуума, бьющегося в двойных тисках Это мы можем проследить по двум основным ее течениям И ней сочетались не только чувство и мысль 

23.09.2015
Творческий подход к делу
Творческий, включающий самостоятельность, творческий подход к делу, инициативность, интеллектуальные способности, опыт и знания; - исполнительский, включа...
подробнее   >>>
 
03.09.2015
Паромобили (продолжение)
В этот период паромобилями занимались и другие конструкторы, которые внесли свой вклад в их развитие. Например, в конструкции Чёрча с целью ослабления влия...
подробнее   >>>
 

Приглашаем принять участие в круглом столе!
подробнее   >>>
 

Институт Менеджмента, Экономики и Инноваций начинает набор на курсы повышения квалификации!
подробнее   >>>
 

Уважемые студенты АНО ВПО ИМЭиИ!
подробнее   >>>
 


Рассылки Subscribe.Ru
Современное образование
Подписаться письмом

Сайт ВФ ГОУ МГИУ
Образовательный сайт Бармашовой Л.В.
Качество в машиностроении
Личная страничка о. Мелетия