Заочное дистанционное
образование с получением
государственного диплома
Московского государственного
индустриального университета
(МГИУ) через Internet

 
  ГЛАВНАЯ    КОНТАКТЫ    КАРТА САЙТА  
 

На вечерних сборищах — отчасти встречах влюбленных

 

Первые визиты в счастливые утренние часы, когда яркий свет заливал по-птичьи легкую галерею с «висячими садами Семирамиды», как шутливо называла мать свои горшки с цветами, открыли перед молодым человеком целебный, спасающий от тайных невзгод дух этого дома, где осела группа бродяг, встречаясь затем и ио вечерам. И осела так прочно и надолго, что юноша, с глазами точно лиловые рыбы за стеклами очков (Отягченный молчанием прозвал его Тайным демоном своего тайного демона), однажды в шутку окрестил это ежедневное, сосредоточенное, усидчивое сборище Турецким диваном. Ядро Дивана составили обе пары и сам Тайный демон. У каждого было прозвище, иногда неожиданно грубоватое для непосвященных, как, например, взаимозаменяемое Зануда, которое могло относиться к любому из троих друзей, или Простак — так Тайный демон назвал четвертого друга, предназначенного религоведением судьбой, но затем потерянного из виду в эпоху прогулок, поскольку Простак занимался правом всерьез. Его появление внесло в атмосферу кружка какую-то страстную был выточенпылкость, сдержанное духовное горение, которое отражалось в его голосе, в тонких чертах чуть нордического лица — строгого, целеустремленного; весь его облик аскета, казалось, был выточен католицизмом, который он принял тоже «всерьез», целиком.


На вечерних сборищах — отчасти встречах влюбленных, отчасти дружеских вечеринках — попеременно возникали Паш пропащий Игнасио, вначале такой общительный, а потом затерявшийся в лабиринте собственных блужданий; поэт — автор «Фурий», вносивший известную долю натянутости; приветливый, щеголеватый и уже зрелый лирик, автор сборника «Непреходящий вкус» — такой по-ребячески взволнованный, чуть испуганный, живой; зеленоглазый поэт, при встрече с которым ты прежде всего видел выступающую челюсть и броские туфли и как-то не сразу замечал запавшие, мечтательные глаза; выпускник Гарварда, вечно в курсе последних событий, блестяще ироничный, по в душе искренний и простой; художник-негр с ослепительной улыбкой, обладатель магической кисти; маленький испанец с мелодичной речью, весь какой-то вторичный; малообразованный поэт, красильщик по профессии, откровенный, прямой, но со своими глубинами; и наконец, каждый вечер в течение года появлялся долговязый молодой человек с маленькой головкой, шелушащейся кожей и искусанными губами, всегда кривившимися в насмешливой гримасе, что не мешало ему слушать собеседника с почтительным вниманием; он был доброжелателен, хорошо разбирался в Шпенглере, Вагнере, немецких ларингологах и неевклидовой геометрии, был сторонником теории яйца как универсальной скульптурной формы и противником «космической лени», находимой религоведением, среди всего прочего, в теории относительности. Дни рождений, именины, рождество отмечались в их кружке рукописными сборниками стихов, тайком подготовленными обеими сестрами, и это придавало музыкальному дому (его главным украшением станет портрет младшей сестры в костюме фантастической фехтовальщицы, который вот-вот допишет Понсе) очарование поэтического цеха, их первой типографии.

Музыка раздавалась здесь постоянно. Мать, сидя за фортепьяно, аккомпанировала то пению сына, по-неаполитански голосистого студента-медика, который проходил сквозь кружок как сквозь прозрачную стену; то хору басков, порой оглушительному, порой почти неслышному; то хору самих молодых людей, весело распевавших «Дуэт зонтиков» иод руководством старшего сына, который уже окончил университет и был женат на стройной молодой женщине с пронзительным дискантом. Когда же замолкало фортепьяно, в полутемной гостиной негромко звучала камерная музыка: это отчим сестер, трубач морского оркестра,— знаменитый тем, что когда-то играл вместе с Лоуренсом Тайбетом в голливудском фильме «Продавец орехов»,— слушал черные толстые пластинки па 78 оборотов, слушал часами, не мигая, не шевелясь, и вставал лишь затем, чтобы подкрутить ручку патефона. Молодым людям казалось, что между певучей беседой скрипок, виолы и виолончели и его обликом крепкоголово- го хитроватого крестьянина, раз и навсегда выучившего сольфеджио у священника из Ремедьоса, есть много общего, есть прочная, неожиданная внутренняя связь; он за- служил в Диване прозвище Моцарт.


{SHOW_TEXT}

Она есть агонии индивидуума, бьющегося в двойных тисках Это мы можем проследить по двум основным ее течениям И ней сочетались не только чувство и мысль Победа Генерала на несколько месяцев сбила его с толку Справа, если стоять лицом к двери Молодому человеку это, естественно, было неизвестно Его слова были более насыщенные, не такие, как у других По комнате неслышно, будто на цыпочках Юноша был странно растроган и скован робостью У мулата изъяли несколько сигарет с марихуаной 

23.09.2015
Творческий подход к делу
Творческий, включающий самостоятельность, творческий подход к делу, инициативность, интеллектуальные способности, опыт и знания; - исполнительский, включа...
подробнее   >>>
 
03.09.2015
Паромобили (продолжение)
В этот период паромобилями занимались и другие конструкторы, которые внесли свой вклад в их развитие. Например, в конструкции Чёрча с целью ослабления влия...
подробнее   >>>
 

Приглашаем принять участие в круглом столе!
подробнее   >>>
 

Институт Менеджмента, Экономики и Инноваций начинает набор на курсы повышения квалификации!
подробнее   >>>
 

Уважемые студенты АНО ВПО ИМЭиИ!
подробнее   >>>
 


Рассылки Subscribe.Ru
Современное образование
Подписаться письмом

Сайт ВФ ГОУ МГИУ
Образовательный сайт Бармашовой Л.В.
Качество в машиностроении
Личная страничка о. Мелетия