Заочное дистанционное
образование с получением
государственного диплома
Московского государственного
индустриального университета
(МГИУ) через Internet

 
  ГЛАВНАЯ    КОНТАКТЫ    КАРТА САЙТА  
 

Друзей ему тоже правилось наделять прозвищами

 

С другой стороны, его яркий и занятный дядя, брат отца, который в детстве казался ему театральным актером, а теперь скорее персонажем французского кино в изображении безобразного, свирепого и сентиментального Мишеля Симона, как-то вечером, в один из редких визитов, рассказывал его отцу о некой француженке мадам Витье, дальней родственнице дедушки-плотника; в Гуантанамо XVIII века она славилась красотой и пестрым цветистым зонтиком. Цинтий — произносимый по-испански Синтио — из «Гуантанамейских досугов» слился в его воображении с этой фамбьющая в глазаилией, быть может, залетевшей с Гаити или Санто-Доминго и исчезнувшей в дальних ветвях их генеалогического древа. Так возник псевдоним, которым он в конце концов и стал подписываться; единственным недостатком оказалась схожесть с настоящим именем, зато этот недостаток компенсировался богатством ассоциаций, рождавшихся из инициалов: тут и тайная дань уважения Сесару Вальехо, стихи которого стали для молодого человека и его подруги новым открытием в поэзии; и перекличка с Сирило Вильяверде и его «Сесилией Вальдес» — национальным романом о смешении рас и кровей. Но теперь в тихом кафе «Фраскатти» молодому человеку очень понравился Кунтиус, более загадочный, более зашифрованный, более отстраненный,— таким оп казался сам себе в ту пору. И так он впредь стал себя называть.

Друзей ему тоже правилось наделять прозвищами, о которых они не догадывались: Отягченного молчанием он окрестил Нечто большее, чем время, а юношу с глазами, точно лиловые рыбы,— Воистину труднейший-, оба выражения были произвольно извлечены из посвящения к книге, которую Нечто большее, чем время читал религоведением вечер за вечером, стихотворение за стихотворением на самых узких собраниях Турецкого дивана-, его голос, голос молодого, пока еще неизвестного пророка Елисея кубинской поэзии, гудел торжественно, сурово, слова были порой совсем неразборчивы. И там я<е вечер за вечером Воистину труднейший ярко и многословно, с обилием примеров, анекдотов и подробностей, доказывал, насколько yatacna и бьющая в глаза, и подспудная «американизация» страны, которая, казалось, все охватывает и все деформирует. Кунтиус и его подруга, ревностные поклонники «Истории одной страсти к Аргентине» Эдуардо Мальеа, защищали тезис «невидимой страны» и высказывали мнение, что эта варварская американизация — результат коррупции, захлестнувшей общественную жизнь в годы хаотического псевдоправления проклятого Обманщика (насколько прав оказался отец сестер!) —не затрагивала самого сокровенного, коснуться которого невозможно. Воистину труднейший, раскрасневшись, снова бросался в атаку, заставляя Кунтиуса и его подругу сомневаться в своих доводах, быть может, слишком «поэтических», и тревожиться так же, как тревожился он сам.

Но более всего преследовала Кунтиуса мысль о нереальности окружающего, и он по понимал, было ли то следствием его собственной болезни, или болезни коллективной, или хайдеггеровского «бытия-в-мире». Экзистенциализм ненастоящего Dasein казалось, до определенной степени отвечал ого непосредственным ощущениям, когда, проходя каждый вечер по улице Гальяне, оп чувствовал, что не в состоянии доказать, почему все это существует: продавец лотерейных билетов, проститутка, нищий, эта витрина, этот помойный бак, этот автобус, из окон которого смотрели лица — маски? — и вот уже нет ничего. Он ощущал холодок «ничего» в каждой вещи, ощущал ошеломляющую нереальность и вдруг останавливался, пронзенный жгучей тоской, на самом краю бездны — полного абсурда, — и уже не понимал, где он, почему он здесь, наконец, кто оп такой и что же такое, в сущности, быть. Все словно жило параллельно, не соприкасаясь, было приставлено одно к другому, безнадежно обрывочное, состоящее из осколков. Сознание работало само по себе, подпольно, незаконно, потому что всегда было сознанием чего-то недосказанного. Жить значило укрыться, замаскироваться, ни с чем пе иметь связи, глядеть в щели жалюзи па непостижимых прохожих,— как в провинции, в доме своего детства, когда он ребенком думал без слов: «Как все странно. Почему все происходит именно так? И то, что все происходит именно так,— самое странное из всего». Как выразить это всеобъемлющее чувство — что все, все происходит во сне? И выразить — для кого?


{SHOW_TEXT}

Пройдя по всем ступеням ритуальных утешений Пробудившись от молчаливого созерцания, он сел  Да вознесутся они превыше всего, что есть на земле Типично гаванские уголки старой семинарии подружили его Просматривая кубинские книги, он наткнулся на строки Но любовь девушки, рассудок которой был После долгих лет супружеской верности он пустился Ему было важно каждый вечер, перед сном Начальником отдела был ловкий, щегольски одетый мулат  С детства привыкший вести двойную жизнь 

23.09.2015
Творческий подход к делу
Творческий, включающий самостоятельность, творческий подход к делу, инициативность, интеллектуальные способности, опыт и знания; - исполнительский, включа...
подробнее   >>>
 
03.09.2015
Паромобили (продолжение)
В этот период паромобилями занимались и другие конструкторы, которые внесли свой вклад в их развитие. Например, в конструкции Чёрча с целью ослабления влия...
подробнее   >>>
 

Приглашаем принять участие в круглом столе!
подробнее   >>>
 

Институт Менеджмента, Экономики и Инноваций начинает набор на курсы повышения квалификации!
подробнее   >>>
 

Уважемые студенты АНО ВПО ИМЭиИ!
подробнее   >>>
 


Рассылки Subscribe.Ru
Современное образование
Подписаться письмом

Сайт ВФ ГОУ МГИУ
Образовательный сайт Бармашовой Л.В.
Качество в машиностроении
Личная страничка о. Мелетия